gromov_max (gromov_max) wrote,
gromov_max
gromov_max

судья Сташина.

Этот пост, я опять посвящаю врагу.

Хотел написать ернический и злобненький пост, мол какая дура, сука и сволочь, эта гражданка Сташина… Но посмотрев, как себя повели разные либералы, по отношению к аресту Мохнаткина, вдруг решил изменить формат.
Но необходимо пояснить, кто такая Сташина, не все ее знают, как знаю ее я.
С гражданкой Сташиной (почему гражданка, я поясню ниже), закрывшей Сергея Мохнаткина, я знаком уже давно. Слежу за ней уже 11 лет, с первого ее процесса над нацболами. Подрабинек утверждает, что она крепит политических с 1995 года. Кого-то она там с Демвыброса на 15 суток за пикет закрыла. Охотно верю. Но это другая история, хотя косвенно подтверждает мои выводы. Но, пишу только то, что знаю.
Гражданка Сташина идеальный представитель современной, суверенной отечественной Фемиды. Не знаю, какими принципами она руководствуется, они не понятны и противоречивы, но стоит она за них жестко и преданно, как бульдог, уверенный в своем хозяине, что он не пошлет его не туда, куда надо. Власть она защищает примерно так же, как ее защищали судьи в Третьем Рейхе, где их в итоге, после 1945 года не подвергли гонениям и преследованию, какие бы они расстрельные приговоры не выносили. Думаю, что власть ее бережет не меньше. И не сдаст ее ни при каких раскладах.
Остается надеяться, что не появятся в стране до грандиозного кипиша команды, вроде RAFили Красных Бригад, и не отстрелят ей коленные чашечки, за сегодняшние и вчерашние заслуги. На Запад ведь ей не убежать уже, хотя все может быть. Тем не менее, далее.
В сентябре 2002 года произошли якобы «беспорядки» на Триумфальной площади, отдаленно напоминающие Болотку 2012, когда милиция перегородила демонстрантам все выходы с площади. Ребята стали прорываться за оцепление. Во время одного из прорывов сержанту милиции Романенко два нацбола слегка попортили фотокарточку. Спустя примерно час задержали нацболов - Алексея Голубовича и Евгения Николаева. Голубовича выслеживали давно – дело в том, что он был свидетелем защиты на процессе Лимонова, который только начался. Также он присутствовал при аресте Эдуарда Лимонова на Алтае, и очень важно было его привезти в суд, в наручниках.
В те годы Сташина работала в паре с гособвинителем по фамилии Циркун. Такой же пес, как и Сташина, искренне ненавидящий врагов власти и режима. «Топтал вас ногами и буду топтать» – кричал он нашим матерям в день приговора.
http://www.youtube.com/watch?v=g2y0Py2ZKQg
Сейчас уже мало кто помнит, это его выступление. Именно тогда он сорвался и «споткнулся» так сильно, что ему пришлось уволиться на следующий день. Так что, именно мы разлучили этот тандем «Сташина-Циркун».
А до этого, Циркун лепил обвинения нацболам, и другим подсудимым по ярко выраженным политическим делам, так же нагло и высокомерно, как сейчас крестит и крестила с его подачи гражданка Сташина, выписывая свои жестокие приговоры.
Эти господа явно нашли друг друга, и думаю очень переживают разлуку. О его взглядах и воззрениях хорошо написали после моего процесса Олег Кашин:
http://old.russ.ru/columns/life/20041222.html
И Игорь Найденов:
http://skandaly.ru/2005/01/21/prokurory-chelovecheskih-dush/
О степени их ненависти и жестокости ко всему для них чуждому, можно судить как раз по процессам, свидетелем которых я был. Еще и пройдя сам через их весы и мечи под конвоем, которым был бит между заседаний.
Так вот о процессе Голубовича – Николаева.
На суд к Голубовичу принесли видеозапись. Принес Саша Орлов, работавший тогда на Эхо-ТV. Он снял само «преступление»: Голубович стоит напротив видеокамеры и держится за железное ограждение, метрах в десяти за его спиной ппсник Романенко роняет фуражку и нагибается за ней. Тем временем один из нацболов, в ноги которому укатилась фуражка пинает Романенко в лицо, а второй бьет его по голове древком. У Романенко тогда были ссадина, и синяк под глазом зафиксированный врачами.
Репортаж Орлова взял Леонид Парфенов на НТВ и пустил в эфир еще выходившей тогда программы «Намедни». Для представления в суд, Парфенов снабдил запись сопроводительной запиской, заверив своей подписью, что это рабочий материал с места событий. Кроме самой видеозаписи, в суд явились и эти самые два нацбола. Ими оказались регионалы, Сергей Манжос из города Шахты, и также Сергей, по фамилии Чайка из Киева.
Оба написали явку с повинной и отнесли накануне в прокуратуру, а после того, как их оттуда прогнали, пришли честно в суд.
В суде после выступления Романенко, адвокаты попросили выступить этих двух ребят. Сергей Манжос прямо обратился к Романенко и сказал, мол, вспомните, это же мой ботинок был тогда, посмотрите. Вы же еще голову подняли потом. В том же духе выступил и Чайка. Но Романенко был непреклонен, как и положено свидетелю в форме.
К показаниям ребят Сташина отнеслась равнодушно, а видео смотреть благополучно отказалась, удовлетворив таким образом ходатайство Циркуна. Прокурор заявил, что в «Намедни» любят все монтировать – там, дескать, и Парфенов целуется с Мерлин Монро, а на самом деле, она умерла уже полвека назад. Ходатайство Циркуна было удовлетворено, и видео в суде просмотрено не было.
После приговора Циркун вышел к толпе сочувствующих. Стася Удальцова тогда ему сказала – «вы будете гореть в аду». На что Циркун, облаченный во все черное: рубашка, галстук, костюм, длинный черный зонт, в черных очкх, демонически захохотал. На нашем процессе он попытался повторить этот трюк, но дважды повторенная шутка – уже глупость. Его истерика, вызванная испугом, после того, как нацболы и матери его прижали к стенке с криками проклятий, привела к концу его преступной карьеры.
Времена были относительно либеральные, и потому приговор Голубовичу и Николаеву был мягче, чем, если бы он был сейчас. Тогда ментов не считали священными коровами, как ныне, и по сфабрикованному делу, ребятам дали по два года колонии-поселения, откуда они освободились, отсидев чуть больше года, по УДО.
Потом Сташина-Циркун судили нацболов еще и еще, да, впрочем, не только нацболов… Дали год условно Армену Беньяминову, вывесившему красный флаг над ГосДумой, якобы за «надругательство» над российским флагом. Кирилла Ананьева, который после захвата нацболами Минздрава вскрыл себе вены возле ОВД Тверское и залил кровью стены ОВД, осудили за (!) «вандализм» и приговорили к исправработам. По сути подростковый, безумный поступок. Хотя могли что-нибудь и пострашнее ему выписать. В общем, послужной список обоих был уже внушительным, когда подошла моя очередь. Поэтому, когда сообщили, что судить нас будет Сташина - я, подумав, разработал стратегию поведения в суде. И явился на первый день процесса с четкими намерениями.
Вот так я описал в своем ненаписанном романе эту сцену:

ПЕРВОЕ СЛОВО В СУДЕ.
Ветреник, бродяга, вертопрах,
слушавшийся всех и никого,
лишь перед неволей знал я страх,
а теперь лишился и его.
И.Губерман.
Понимая, что только усугубляю свое положение, я, тем не менее, не мог не сказать, всего, что думал об этой даме. И когда подошла моя очередь подержать ходатайство, я поднялся и сказал дословно следующее:
Я поддерживаю заявленный отвод гражданки Сташиной.
Секретарь суда сказала, что согласно регламенту установленного 257 статьей УПК РФ, к судье необходимо обращаться «Ваша Честь», а к суду – «Уважаемый суд».
Я не знал других судей, свидетелем их беспринципного поведения, я оказался спустя 10 - 15 минут.
Но я знал Сташину…
И спросил: «Честь? Какая честь? Честь, если я не ошибаюсь согласно словарю Даля: «Чистая совесть», что, безусловно, понятие нравственное. А не звание и регалии, дающиеся с погонами и мантиями. И раз ее утеряв, восстановить очень сложно, если возможно вообще…»
Мне сделали замечание, вынеся предупреждение, сообщив, что если я буду нарушать регламент, то меня удалят из зала до окончания процесса. Это в мои планы не входило. И я сделал заявление.
Его я приготовил накануне. И сделал сразу, не дав себя ни разу перебить, т.к. это было опасно. Они,могли таки удалить меня. А на суде я обязан был показывать им, свой бойкот суду.
«Причина, по которой я заявляю отвод, произошла в мае 2003 года. Многие присутствующие в зале помнят, какое судилище Вы, гражданка Сташина, совместно с гражданином Циркуном устроили в этих стенах.
Презрев все факты, и отказавшись просмотреть видео материал, подтверждающий невиновность подсудимых, Вы отправили двух моих товарищей Алексея Голубовича и Евгения Николаева за решетку. После всего этого, у меня есть все основания полагать, что Вы бессовестны, гражданка Сташина, как и вся власть в нашей стране. Отсюда и недоверие.
К вам же гражданин Циркун, сказанное тоже имеет непосредственное отношение. Я не буду называть вас мерзавцами лишь по тому, что не хочу добавлять к тем пяти или семи годам, что вы приготовили, еще три года. В общем, причины отвода вам думаю понятны."
Ну и мое заявление:
"Это политический заказ! Хотя бы по тому, что подобные мирные и ненасильственные акции протеста проходят сотнями во всем мире. Например, Гринписовцы (Green Peace), захватывают АЭС, блокируют железнодорожные сообщения, автотрассы. И максимум, что им за эти Политические акции протеста грозит – это сутки ареста.
У нас уже любая попытка свободного самовыражения грозит тюрьмой. Мы живем в условиях полицейского, тиранического государства. Молчать сегодня, это позволить крепостному строю (который в стране сегодня), перерасти в рабовладельческий.
По данному же делу, нас уже раз незаслуженно жестоко наказали за эту политическую акцию. Третьего августа, Тверской суд приговорил нас к штрафу в размере одной тысячи рублей.
Но нет, здесь был замешан сам Путин! Пострадал его портрет. Говорят одни рамки остались. Это вам не шутка! Тут мало избиений в отделении милиции и штрафа. «Сгноить на каторге!» - пришел приказ сверху.
Как и в деле моих друзей, год назад, факты невиновности видны изначально. Это политический заказ, который, судя по всему, будет выполнен. По этому я отказываюсь от какого – либо сотрудничества с судом, который возглавляет гражданка Сташина. Более суд не услышит от меня ни слова, на протяжении всего процесса.
Призываю адвокатов и обвиняемых присоединиться и бойкотировать судебный процесс.»
Мне вынесли еще одно предупреждение.
Сейчас я бережно храню этот листочек, исписанный мелким шрифтом, еще на Бутырке, накануне начала процесса. Пронесенного, через камеры Бутрского, а в поледствии Уфимского СИЗО, лагерного ШИЗО, ПКТ и ОСУОНА. И вынесенного, на свободу. Который лежит сейчас перед мной, и когда я его беру, руки так же дрожат, как и днем, 25 октября 2004 года …
Тогда я помню, добился таки, что бы у каменной Сташиной запылали щеки. Но она не теряя самообладание, продолжила свое действо. Она как на войне, должна была меня убить, или нанести максималный урон, унизив, что бы и другим было потом неповадно покушаться на ее хозяев, которые ей поставили огромные оклады, сытую и безоблачную жизнь. Это логично. И я часто задаю себе вопрос, что было бы со мной, и кем бы я стал, если бы воспитывался в той же атмосфере, что и эти Сташина с Циркуном? Иногда боюсь, что мог превратиться в еще более страшное чудовище, и с замиранием сердца благодарю Всевышнего, что я родился там, где родился, и стал тем, кем стал. И не сажаю, не калечу и не убиваю в человеке человека физического, или морального, подобно этим господам.
Потом был процесс над мной и моими товарищами. Сташина равнодушно отклоняла ходатаства, и отвергала улики и показания. Из трех характеристик на меня, приняла только одну положительную, где-то потеряв характеристику от жильцов дома, от моего крестного, известного художника, которого включили в наследие ЮНЕСКО задолго до признания в России. Он инвалид, и я ему помогаю с пятнадцати лет, езжу, с ним пересаживаю из машины в коляску и наоборот. Он написал на меня характеристику, которой в итоге не оказалось в судебных документах.
В Протокл вошла только характеристика с места работы, и из МВД Чувашии, подписанная капитаном Карасевым. В которой, было написано, что я, «неоднократно имел приводы за организацию массовых беспорядков». Уголовное деяние, предусмотренное ст.212 УК РФ, да еще организация таковых, в Чувашии оказывается наказывается только «приводом»! Я и не знал, что меня задерживали по таким тяжким статьям. Но не суть.
Сташина и Циркун работали, создавая имитацию судебных процедур. Наверное, если бы тройка постановила сразу – расстрелять, или десять лет лагерей, было бы проще. Мне было тяжеловато наблюдать, как некоторые ребята вдруг поверили, что могут рассчитывать на положительное решение, или даже оправдание, и пытались участвовать в этом балагане. Пытались убедить в чем-то судей, говорили, как было, рассказывая что и как было на самом деле. Но метать бисер хорошо только перед теми, кто это мог бы оценить. Прокурор запросил всем пять лет, Сташина Именем Российской Федерации и дала всем по пять.
У меня не было цели выйти на волю, цель была показать монструозность государства. И я в итоге этого добился, Циркун своим выступлением на двух федеральных каналах (НТВ и ТВЦ), + одном местечковом (Московия), завершил процесс. Сташина сохранила свою невозмутимость.
Я, конечно презирал всегда этих псов режима, живущих интересами своих желудков и кишечников, не знающих Бога и Любви, несчастных недочеловеков. Для некоторых при отсутствии божьих законов, еще существуют хоть законы нравственные, или юридические законы. У этих нет, ничего нет, кроме хозяина.
Кто может с этой вот Сташиной сравниться в моем понимании? Наверное только Латынина,также получившая образование, получающая хорошие оклады, работающая на "Эхе". Которая, так же в один прекрасный день продала свою честь, и стала работать на кремль, прославляя Кадырова. Или сажая Тасю Осипову, читая в прямом эфире обвинительное заключение, написанное операми из Центра Э, как Сташина отметая все аргументы защиты, или просто не упомянув даже их. Или рассказывая слухи, выдавая за материалы дела.
Ни совести, ни чести, только постаревшая, обрюзглая, наглая рыжая морда, посыпанная обильно пудрой...
Но вот сегодня, в процессе написания этой статьи, вдруг обратил внимание на ажиотаж в Фейсбуке. Там мнения оппозиционно настроенных по аресту Мохнаткина разделилось. Вылезла мерзота, и стала кричать, что вот, Мохнаткин-то таки ударил полковника! Он ведь на самом деле преступник! Правильно его завалили менты, так его. Священную корову трогать, да с такими звездами! Некоторые с ожесточением стали стучать. Что стучать, бить и барабанить. «Виновен!!!» «Ату, его!»
Интересно, эту жижу когда-нибудь били в отделениях? Хоть раз, их забирали на триумфальной, где ломали ребра и руки?
Не сидевшие, они не понимают, что высший класс мошенников и разводил, это развести или обмануть жертву, чтобы та еще потом была благодарна, что дешево откупилась, поверив в свою виновность. Спровоцировать человека не сложно, уткнуть ему в лицо пару камер, и в течении получаса снимать его в упор. Можно подойти и начать говорить гадости, так было с Мохнаткиным в первый раз, когда именно тем, что его долго снимал опер, которому он несколько раз сказал, что снимать его нельзя, продолжал снимать упорно. Через полчаса съемок, Мохнаткин и ударил по камере, за что был избит, и потерпевший написал на него заявку, за что Мохнаткин и уехал тогда на 2,5 года. Тогда, я не понял, зачем разным правозащитничкам нужно было лгать по поводу его дела, придумывать легенду, что «проходил мимо» и т.д. Когда вот оно, нарушение должностных на лицо.

У ментов есть еще одна особенность. Посадить человека, это лишь 1/10 дела, основная задача опустить, оклеветать его. Чем они занималсиь и занимаются. И оппозиционная масса с удовольствием подхватывает эти слухи – сплетни, чем менты и пользуются, вбрасывая ложные утки в массы, через ту же Латынину, или ее маленьких клонов помельче.
Размышляя обо всем этом, я наткнулся на комментарий Оксаны Челышевой, где она обращает внимание, что Сташина честнее тех, кто «из своих» пытается доказать другим оппозиционерам, что Мохнаткин виновен. Что действительно избил полковника на массовом мероприятии, возмутившись тем, что людей неоправданно грубо волокут в автобусы. Подошел с портфелем, где были материалы по Кривову (так же "побившего" мента) и вот, так вот… «А мог бы и бритвой!»
И меня вдруг осенило, что Сташина, действительно, никогда не будет поливать грязью власть, которая ее так кормит, и Сташина ей платит такой же преданностью, делая тем циничнее свои процессы, что бы напугать максимум народа. Явно показывая безжалостность власти и закона. И воюет Сташина, с гражданским обществом с открытым, поднятым забралом. У них с властью полная гармония, и она по всей видимости искренне презирает эту биомассу, которой действительно нельзя давать власть в руки. Потому, что выбросят и сольют, как в декабре 2011 года, на болотный остров, и пойдут вискарь пить.
И Латынина, прикрывающаяся своей «оппозиционной» натурой, не годится в подметки Сташиной. Потому, что при всей своей нечистоплотности в приёмах борьбы, Сташина честнее. Она не носит маски, не лицемерничает, ничего не строит из себя, а просто машет наотмашь своей косой, сметая всех, кого приказали скосить.
Это не какая-нибудь Мизулина, и не Яровая, которые меняют свои взгляды и убеждения чаще, чем гигиенические салфетки. И она не торгует собой, как та же Латынина, по всей видимости, она поступает так исключительно из своих убеждений.
Я частенько вижу и среди либералов, и среди демократов, и среди левых, и нацболов такую породу людей, которые потирая руки, мечтательно подвывают – вот придем к власти…
Уверен, что придя к власти, они не станут такими, как Сташина, или тот же Циркун. Кишка тонка, может будут делать что-то подобное, но вот такими, осатанелыми, не будут никогда. По тому что, Сташина не слушает слухов, и не обсуждает их, ей наплевать на них. Иначе бы не смогла, не выдержала. Творить такое беззаконие, можно только наплевав на общественное мнение.
Такие вот дела.
Tags: Сташина Мохнаткин Таисия Осипова Латынин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments